Шаг в будущее: как мы полюбили кроссовки | NewsTree

NewsTree

Оперативные новости, плюрализм мнений

Культура

Шаг в будущее: как мы полюбили кроссовки

МОСКВА, 7 фев — РИА Новости, Ольга Распопова. В начале 2021-го новый вице-президент США Камала Харрис появилась на обложке Vogue в кедах. В сентябре Netflix выпустил целый сериал "Сникерхеды", посвященный любителям спортивной обуви. А в мае старую пару кроссовок Майкла Джордана купили за полмиллиона долларов. О том, как обувь, считавшаяся атрибутом спортсменов, подростков или провинциалов, постепенно превратилась в предмет модного культа, — в материале РИА Новости.

Кеды Камалы

Отправиться в офис в деловом костюме, а на светский раут в коктейльном платье и при этом в кедах казалось весьма смелым. Так, персонаж Мелани Гриффит из фильма "Деловая девушка" (1988), карьеристка Тесс, добирается до работы в кроссовках. Но по офису потом, конечно, рассекает только на каблуках.
Однако все изменилось, когда героями времени стали компьютерщики и рэперы, которые, даже повзрослев, не пожелали менять спортивную обувь на классические ботинки или туфли. Просто потому, что так удобнее и проще. А пандемия окончательно убедила нас в том, что нет ничего лучше комфорта.
И вот уже даже высокопоставленный политик, вице-президент США Камала Харрис, позирует на обложке Vogue "по-простому", в любимых кедах Converse — такие может позволить себе даже тинейджер (в отличие от жемчуга, который Харрис тоже постоянно носит). Шаг продуманный: подчеркнуть и близость к народу, и доступность, и мобильность — ведь на каблуках особо не побегаешь.
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Vogue Global Network (@vogue)

Ее примеру следуют многие. По данным Grand View Research, оборот мирового рынка спортивной обуви к 2025-му достигнет 95 миллиардов долларов, ежегодно увеличиваясь примерно на пять процентов.
Способствовал этому когда-то и Майкл Джордан. Собственный бренд он запустил в 1984-м. Air Jordan полюбили не только за дизайн, но и за удобство. Во многом благодаря им кроссовки постепенно превращались в просто классную обувь. Хорошая пара уже в 80-90-х стоила прилично, так что "выгуливать" такие в городе было не стыдно.
А Майкл заработал на обуви больше, чем на баскетболе: 1,7 миллиарда долларов против чуть более 90 миллионов, подсчитал Forbes.

"Сегодня носит Adidas, а завтра родину продаст"

Кстати, почему "кроссовки"? По-английски они обычно называются training/jogging shoes или же "сникерсы", от глагола to sneak ("красться"), потому что из-за мягкой резиновой подошвы шаги почти не слышны. Русское слово появилось в 70-х годах, это сокращение от словосочетания "кроссовые туфли".
И ассоциировались они у советского человека в основном с одним брендом — Adidas. Всесоюзная любовь к нему возникла в 1978-м, когда марка получила право отшивать продукцию в Москве. А СССР стал двадцатой страной, в которой производили обувь бренда по лицензии. Самые хитрые приделывали к советским кроссовкам, где было две полоски, заветную третью, превращая их в "заграничные".
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от ВОЛАН🏸х G13 (@80.ca)

Екатерина Кулиничева в книге "Кроссовки. Культурная биография спортивной обуви" пишет: возможно, угнаться за Западом мешало то, что отечественная промышленность долго разделяла спортивную обувь на профессиональную и любительскую. В отличие от США — там уже был огромный спрос на такие товары (от тех, кто увлекался бегом).
Подобной обуви российской марки, которая была бы известна в мире, к сожалению, пока нет. Впрочем, "русский след" в индустрии относительно недавно все же был: в 2004-м Nike представил названные в честь первых собак-космонавтов кроссовки Zvezdochka (перезапущены в 2014-м). Специалисты считают, что это один из самых ярких и недооцененных релизов.
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от 260kickz0802 (@260kickz0802)

Кроссовки у Марти Макфлая

Огромную роль в том, что кроссовки стали фетишем, сыграл кинематограф. Одна из самых знаменитых пар на экране — у Марти Макфлая в фильме "Назад в будущее". В первой части трилогии есть знаковый эпизод: попав в 1950‐е (время молодости своих родителей) герой переобувается в кеды Converse. А очутившись в будущем, надевает ультрамодные "найки" с автоматической шнуровкой.
Таких технологий в 80-е, когда снимали фильм, еще не было, так что по команде на съемочной площадке ремешки затягивал "специально обученный человек". Сейчас стоимость Air Mag, которые справляются с этой задачей сами, доходит до сорока тысяч долларов. Оба тиража, 2011 и 2016 годов, не превышают 1600 штук.
Впрочем, не все кроссовки с экрана стоят заоблачных денег. Форрест Гамп пробежку по Штатам совершал в другой модели той же фирмы — стоимостью около шести тысяч рублей. В отзывах, кроме удобной подошвы, отмечают еще способность визуально уменьшать размер ноги.
Ярко-желтые кроссовки Умы Турман из "Убить Билла" разработал японский бренд Onitsuka Tiger. Если присмотреться к подошвам — а камера дает нам такую возможность — то можно увидеть неприличную надпись.
Точная копия обуви Черной Мамбы вышла небольшим тиражом в 2014-м, и за ними до сих пор идет настоящая охота. Однако аналоги недавно были у Asics примерно за 300 долларов.

Хинкали и чипсы

Последние пять лет самым популярным дизайнером кроссовок остается рэпер Канье Уэст. Уже шестой год каждый релиз Yeezy обязательно обсуждают в соцсетях. В основном новинки ругают — но в итоге за ними выстраивается очередь.
Так, прошлым летом в продажу поступили шлепанцы, напоминающие чипсы Cheetos, и дырявые Foam Runner, которые сравнивали с "кроксами". Канье на шутки и критику вроде не обижается: прекрасно знает, что мемы и хайп только улучшают продажи.
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от @yeezyfoamrunner

Впрочем, рэпер разрабатывает обувь не один, а в паре с легендарным дизайнером Стивеном Смитом, который предпочитает оставаться в тени знаменитости.
До 2019 года на Yeezy удавалось искусственно создавать высокий спрос: дефицит поддерживали ограниченными тиражами. А потом Канье вдруг расщедрился и сделал огромный "дроп" (что ощутимо обвалило цены).

Охотники за кроссовками

Конечно, резкое увеличение тиража редких моделей ("дроп") — праздник для потребителей. Но не для перекупщиков, или ресейлеров, которые зарабатывают на перепродажах редких моделей в три-четыре раза больше исходной цены.
Молодые люди по несколько часов, а то и дней стоят в очередях за новым "дропом" и участвуют в раффлах — лотереях, в которых магазин разыгрывает право на покупку редких моделей.
В основном ресейлеры — студенты или школьники. Один из них (москвич, попросивший не называть имя) утверждает, что в среднем доход успешного перекупщика — 230-250 тысяч рублей в месяц, "а до пандемии было и больше".
Однако кроссовки и кеды сегодня не просто самая популярная обувь, но и важный элемент поп-культуры. Это подтверждает и цена на отдельные пары. Так, в августе классические игровые кроссовки баскетболиста Майкла Джордана купили за рекордные 615 тысяч долларов: причем не где-нибудь, а на торгах Christie’s.
До этого самыми дорогими были Nike 1972 Moon Shoes (в 2019-м ушли почти за 438 тысяч долларов на аукционе Sotheby’s). Таких, созданных специально для Олимпийских игр 1972 года, выпустили всего 12 пар. Носить эти кроссовки, которым почти полвека, нельзя — они просто развалятся от старости.
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Gianni Fontana (@giannifontana)

Так зачем же тратить огромные деньги на "дэдсток" (от англ. deadstock), который даже нельзя надеть? Тот случай, когда утилитарный предмет теряет свою изначальную функцию, становясь просто символом коллекционирования (как, впрочем, и вино, марки или машины).
Однако за парами кроссовок, на которых можно разбогатеть, придется серьезно поохотиться. Или побегать. Но для настоящих любителей кроссовок это как раз не проблема.

Источник