Пианист Челоро: «Франция находится в плену, ЕС решает все» | NewsTree

NewsTree

Оперативные новости, плюрализм мнений

Культура

Пианист Челоро: «Франция находится в плену, ЕС решает все»

МОСКВА, 20 июн — РИА Новости. Французский композитор и пианист Николя Челоро поселился в городе-заповеднике Суздале во Владимирской области. О причинах переезда, любви к России и отношению ко всему русскому в Европе он рассказал в интервью РИА Новости.
— В Сети пишут, что вы задержались в Суздале в пандемию. В итоге перебрались окончательно?
— Я приехал в Россию, чтобы дать несколько выступлений. Правда, не знал, что будут такие проблемы с коронавирусом. После второго концерта начали закрывать площадки и границы. И потом у меня не было возможности продолжить гастроли. В итоге я остался в вашей стране, к тому же тут были некоторые интересные проекты.
Во Владимиро-Суздальском музее-заповеднике мне организовали выступление онлайн. Затем — в Российском национальном музее музыки. Может, то, что я остался здесь, — случайность, а может, — судьба. Теперь у меня тут семья и много друзей.
— Чем вас привлекает Россия?
— Пока не было времени для больших путешествий, но я побывал с концертами во всех федеральных округах. Россия для меня — страна-легенда. В детстве я очень увлекался историей XX века: Николай II, Григорий Распутин, революция и, конечно, все, что было после. Особое отношение сформировалось и через музыку: Чайковский, Рахманинов, Скрябин, Танеев.
Когда я смотрел Олимпийские игры в Сочи, удивился. Обычно на открытии и закрытии звучит рок, а здесь — настоящий триумф классической музыки. Исполняли Бородина, Мусоргского, Римского-Корсакова, Второй концерт для фортепиано с оркестром Рахманинова, Стравинского, Шнитке. Это было невероятно красиво!
Думаю, Россия с особой бережностью относится к культуре и высокому искусству. Современная Франция в этом смысле очень изменилась.
— С точки зрения музыканта, где больше возможностей: во Франции или в России?
— Сорок лет назад во Франции, когда министром культуры стал Жак Ланг, запустили политику постепенного ослабления роли высокого академического искусства и классической музыки в жизни общества. А сегодня — анекдотичные и абсурдные случаи "отмены" русской музыки и искусства в Европе.
Кроме того, во Франции очень трудно организовать фестивали или концерты в небольших городах. В России, если вы хотите сыграть Шопена, Бетховена, Дебюсси, — пожалуйста. Нет политики "отмены" высокого искусства и высокой музыки.
И еще у вас даже вкладывают средства в проекты, которые с финансовой точки зрения невыгодны, но важны для развития культуры. Например, был создан Президентский фонд культурных инициатив. Там, кстати, поддержали мою музыкальную программу "Песнь Донбасса".
В вашей стране люди открыты для новых идей. Возможно, не на все хватает денег, но в результате находят другие ресурсы, чтобы помочь (например, предоставить площадку бесплатно).
— А почему вас привлекают именно русские композиторы?
— У ваших — очень сильное выражение эмоций через трагедию.
Скажем, у француза Дебюсси красивая гармония, элегантность и шарм, но это не то, что разрывает душу.
Впрочем, я люблю разную музыку.
— Вы написали "Песнь Донбасса". Почему?
— Я чувствую, как человек и композитор, боль Донбасса. То, что происходило в ДНР и ЛНР, — это ужасно. Мое потрясение было очень сильным, и я сочинил трагическую музыку.
— Сами были в Донбассе?
— Еще нет. В ближайших планах — сыграть "Песнь Донбасса" там.
Я, кстати, был несколько раз с концертами в Крыму.
— Как вам этот регион? Есть что-то общее с Лазурным Берегом Франции?
— Да, конечно. Но совершенно разная архитектура. Во времена СССР там появились не очень эстетичные здания из бетона. Лазурный Берег элегантнее.
Тем не менее Крым уникален, на полуострове много интересных мест. Уверен, что современные власти будут строить более красивые дома.
— Во Франции поменялось отношение к вам теперь, когда вы остались жить и продолжете выступать в России?
— Уже много лет Франция — недемократическая страна. Есть политбюро, которое все решает, — это ЕС. Они мало чего делают в интересах общества.
Отношение ко мне изменилось. Я об этом знаю. Очень жаль. Как будто французов взяли в плен — мы под постоянным давлением.
Даже в медицине там: чтобы получить помощь, нужно ждать несколько месяцев.
— Как у вас возник замысел цикла "Сказки русского леса", которые вы исполняли за границей?
— Я очень люблю гулять. Ночной зимний лес со звездами — это вдохновляет. Вот и написал десять вещей с русскими мотивами.
Моя супруга — режиссер, она сделала видео, на фоне которых я играл. Со "Сказками" я дал уже около 40 концертов в России и других странах.
— В каких?
— В прошлом году — в Алжире во Французском институте. Был большой успех.
— Сейчас над чем работаете?
— Пишу музыку к 1000-летию Суздаля (будет в 2024-м. — Прим. ред.). Очень поэтичное место с красивой архитектурой. Духовное сердце России.
В этом городе много церквей и монастырей, где в тишине мы можем задавать вопросы Всевышнему. Если мы помним, что встретимся рано или поздно на небе, то не забудем и о нашей связи на земле.

Источник